Выдержка из поста: Андромеда никогда не рассматривала любовь как какую-то ценность, но сам факт того, что ей нужно будет выйти замуж по расчёту немного раздражал. Ей бы хотелось больше свободы воли, больше выбора. Пусть не по какой-то там любви, но выбрать она сама хотя бы может? Об этом матери также не говорилось.
1974. В небе впервые появился символ, ужас которого волшебникам только предстоит понять совсем скоро. Несколько лет агитации, подготовки, тренировок и безрезультатных переговоров, и сила стала единственно понятным языком. Война теперь — не просто слово, что витало в воздухе, но новая реальность. Настоящее. Во имя будущего.

VOX 1974

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » VOX 1974 » прошлое » Лишнего не спросит


Лишнего не спросит

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://78.media.tumblr.com/bf632c249e2e5ab67ce1ad8ad0d4f9cd/tumblr_omedmndkYf1v6rwjio5_540.gif
Heinrich Poole & Morgana MacDougal
квартира Генриха

Моргане плохо. Моргане одиноко. Моргана не знает, куда себя деть и что с собой делать. Генриху понятны и знакомы эти чувства, он тоже с ними живет и учится приспосабливаться к ним.

Отредактировано Heinrich Poole (2018-04-14 16:09:34)

+1

2

Для Морганы всё происходящее казалось сном, но, к сожалению, это была самая настоящая реальность. Реальность, в которой её растоптали и выкинули, как поношенный сапог. Реальность, в которой МакДугал не знала, куда себя деть. Разговор с родителями ни к чему не привёл, ей поставили довольно жёсткие условия и пару дней Мор просто приходила в себя от того, что родственники предпочли сделать именно так. Это было таким сильным ударом, что собраться никак не получалось. Мысли всё возвращались в этим предателям, а именно ими Моргана теперь и считала родителей. Их опасения были понятны, но ведь она не специально убила сестру, не специально видела эти видения, не специально впадала в странную кататонию. Зелья, которые посоветовали ей принимать в Мунго, помогали поскольку-постольку. Были как плохие дни, так и хорошие. В хорошие Моргана чувствовала себя каким-то вялым овощем, но хотя бы без видений, без припадков и прочего.

Сегодня был не самый плохой день, но МакДугал требовался друг, поддержка, хоть что-то. Она долгое время в Хогвартсе общалась к Генрихом, она поддерживала его, защищала от более сильных учеников, отгоняла злобных идиотов. Сейчас выбор Пула был очевидным для того, чтобы побеседовать. К тому же, парень сам навещал её несколько раз в больнице. Некоторых визитов она не помнила, разумеется, ей потом рассказывали колдомедики. Как-то она прогнала его, почувствовав раздражение к тому, что он её жалеет. Но вряд ли Генрих сильно обиделся, кажется, он прекрасно понимал её состояние. Он что-то рассказывал ей. О собственных работах и пристрастиях, но тогда Мор ничего толком не запомнила, не до того ей было.

Сначала Моргана аппарировала из собственного дома, который ей буквально навязали и где теперь она была обязана жить, потому что другого жилья у неё просто не было, в Лютный. Этот манёвр также не дался ей легко, но девушка быстро пришла в себя, отдышавшись. Найти дом Генриха было не сложно, она помнила эту каморку ещё с тех времён, когда ещё не попала в Мунго, когда могла приходить к другу в любое время, не ссылаясь на немощь и головную боль.

Постучавшись в дверь, она выждала некоторое время, но, очевидно, Пул её не ожидал, а открывал он очень не охотно, если ни с кем не договаривался.

- Генрих, это я, - хриплый голос, тихий, но услышать его через эту дверь вполне возможно. Проходит несколько секунд, хотя Моргане кажется, что вечность. Секунды падают как камни, переваливаясь одна через другую. Девушка не может смириться с тем, что парня может просто не быть дома. - Открой. - Наконец, дверь распахивается и МакДугал еле удерживается, чтобы не кинуться Генриху на шею. - Привет. - На лице появляется мягкая грустная улыбка. - Пустишь старую подругу к себе? - Разумеется Пул пускает. В его маленькой каморке ей всегда было уютно, хотя Моргана никогда не любила маленькие помещения, они всегда её душили. Но здесь, в насыщенной запахами комнате, всё какое-то тёплое. Может потому что здесь живёт именно Генрих, может ещё по каким-то причинам. Её никогда не смущали странные пары, запах разложения и "смерти", она сама была близка с ними, потому они не отталкивали.

+1

3

Дни тянулись медленно, а вот недели пролетали одна за другой. На что в этом месяце Генрих опять успел потратить все деньги? Книги - маггловские, оборудование тоже почти все маггловское, ингридиенты он брал из аптеки. Еда, одежда - маггловские. Пул как можно больше старался использовать маггловский мир и курс валют, чтобы в конце месяца заплатить за аренду своей комнатушки хотя бы часть того, что он был должен. Но экономить получалось плохо, и долги Гериха только увеличивались. Какая-то обречённая безнадёжность, от которой спасал только белый порошок, тоже, к слову, маггловский. Может быть друг был прав и ему следовало бросить магию, попытаться выучиться на маггловского врача? Получить шанс на будущее? А как же тогда Элисон? Да и как он сам без магии? Пул качает головой, откидывая совсем уже никудышные мысли и снова склоняется над пробиркой с какой-то прозрачной, но дымящейся жидкостью. Пока основной эксперимент зашел в тупик, можно немного заработать на заживляющих и обеззаразывающих мазях, между прочим, по собственной формуле. Генрих любил свои зелья и процесс их создания, он каждый раз вкладывал в процесс частичку себя. Он очень любил свою работу, до которой его не допускали.
Но сегодня был вечер, когда браться за палочку не хотелось. Настроение было хуже некуда, поэтому Пул перекусив после работы по дороге в какой-то забегаловке и там же взяв себе немного еды с собой, устроился на кровати с книгой, конечно же, по маггловской генетике. Маггловские исследования казались Генриху полезными, на их основе он делал правильные вывод о работе организма волшебников. Поэтому подобные «тихие» вечера нельзя назвать бессмысленными. У Пула просто не было времени, которое он мог тратить на глупости или, например, на лишний сон. Впрочем, сегодня Генрих не заметил, как он уснул, положив книжку рядом с собой.
Его разбудил настойчивый стук в дверь и знакомый голос. Вот только Морфей никак не хотел отпускать недоколдомедика, пробуждение далось трудно, голова гудела. Пул сначала дотянулся рукой до стакана, который стоял на стопке книг внизу у кровати, допил залпом остававшуюся там воду, и только после этого поднялся на ноги и открыл дверь.
- Мор, - голос хриплый, заспанный, глаза еще тоже не совсем открыты. Тем не менее Генрих пропускает подругу внутрь своего скромного жилища. Если она хочет. Впрочем только она к нему в гости и заходит, и то скорее от безнадёжности. Пул закрывает дверь за Морганой, потягивается и уже более внимательно смотрит на женщину. Выглядит она так себе, но все равно не вписывается в местный антураж. Минимум мебели, да и та разваливается, облезлые стены, книги, склянки, какое-то сооружение на двух сдвинутых столах у грязного окошка из склянок, горелок и ингридиентов зелий - Моргана из другого мира, даже сейчас, даже после пережитого ею недавно.
- Я на минуту отойду, - Пул проходит в маленькую ванную буквально в два шага и умывается ледяной водой. Вот теперь он проснулся, и даже понимает, что происходит.
- Мор...- молодой человек возвращается в комнату и внимательно смотрит на свою гость. В его взгляде нет жалости, только понимание и попытки оценить состояние Морганы. - Тебе заварить травяной чай или дать успокоительное? Как давно ты спокойно спала?

+1

4

Перед тем, как Генрих открыл ей дверь, Моргана успела испытать целый спектр эмоций - растерянность, страх, сомнение, а потом уже, увидев его, радость и счастье. Сначала ей навязчиво показалось, что Генрих просто не хочет с ней общаться, что и он предал её, оставил, покинул сей дом, а может не хочет открывать специально. Для МакДугал это было бы очень сильным ударом. Но вскоре девушка уже поняла, что стала уж слишком мнительной, из неё в больнице сделали не просто больную, а подверженную всем страхам и комплексам сразу. Она ходила, оглядываясь, думала так, что в голове были тысячи мыслей разом и это ещё больше сводило с ума, потому что у Мор не было никакого выхода, никакого утешения, мысли лишь сводили с ума. Ей долгое время пытались помочь колдомедики, мозгоправы и прочие, кто занимаются именно с мыслительной частью человека, но Моргане удалось лишь притвориться, а не выкинуть по-настоящему всё из головы. То, что они говорили или советовали с ней не работало, то ли она была столь уникальна, то ли столь сумасшедша. Впрочем, одно никак не отменяет другое.

Пул открывает ей и Моргана видит, что он просто спал, от сердца у девушки отлегает, она чувствует себя куда легче и проще, концентрируется на друге, что очень помогает выгнать из головы все прочие мысли. Мор уравнивает своё дыхание и проходит внутрь комнаты, которая и служит всей квартирой. Здесь очень тесно, слишком мало места, но МакДугал выискивает себе свободное местечко.

Девушка кивает на его предупреждение и, хоть ванна находится совсем рядом, Моргана чувствует, что её покинули. Слишком остро ощущается отсутствие Генриха рядом, слишком хочется схватить его за руку или пойти за ним, но Моргана удерживает себя на месте, к тому же, Пул довольно быстро возвращается. Будучи в больнице, вечно окружённая врачами и пациентами, Мор сейчас быть одной не привычно, как будто чего-то не хватает. В своём огромном доме она чувствует себя как в громадой утробе чудовища, из которого ей никак не выбраться. Здесь всё немного лучше, к тому же, нет таких больших пространств, к чему она также привыкла в Мунго.

Генрих возвращается, осматривает её взглядом мастера. Девушка до сих пор не понимает, как это его никуда не взяли, ведь Пул знает многое о людском состоянии. Хотя, он не от мир сего, как и она. Она тоже не смогла удержаться на плаву долго, тоже лишилась "нормальной" жизни, а может никогда её и не имела. Моргана слишком плохо помнит то время, когда ещё считалась нормальной, как будто кто-то "смыл" это или использовал плохой Обливейт.

- Чай, - Мор морщиться при упоминании успокоительного, её слишком много пичкали всем этим, чтобы сейчас продолжать закидываться снова. Нет, конечно, девушка принимает кое-какие зелья, но не успокоительные, слишком надоело чувствовать себя овощем. - Больница отбила всякое желание к успокоительным. - МакДугал передёргивает, что со стороны выглядит довольно странно, словно её руку дёргает чуть вверх, как у куклы на ниточках. Моргана смотрит вверх, но ничего не видит, кукловод, если он и существует, так и останется невидимым. - Спокойно спала? - Переспрашивает девушка, переводя взгляд на Генриха. Ей хочется провести по его лицу рукой, ощутить, что он настоящий, из плоти и крови. - Кто знает. Не думаю, что я вообще когда-либо спала спокойно. - Моргана понимает, что ведёт себя странно, а ей не хочется отталкивать молодого человека. - Как ты тут? Чем занимаешься?

+1

5

Генрих еще какое-то время пристально смотрел на Моргану, а потом, кивнув, прошел в арку, отделяющую основную часть его комнаты от кухню, которую с трудом так можно было назвать. Одна с половиной столешница,с  половиной, потому что и кухню Пул заполнил скляночками с зельями и ингредиентами, газовая плита, а на стене пустые шкафчики, подернутые пылью. Пустые, потому что в них должны были стоять крупы или что-то подобное, а у молодого человека ничего похожего на “нужное” не водилось. Да и неудобно как-то. Высоко. Проще, когда все на уровне глаз, на расстоянии вытянутой руки, поэтому то собственные бедственные условия Пула не смущали, он чувствовал себя “у себя” вполне комфортно, заплатить бы за аренду, чтобы не беспокоится еще месяц. Впрочем, его все равно не выгонят, кому нужна эта конура под крышей? Правильно, никому, а Пул привык. Ему даже нравится. Ему удобно здесь работать, а это главное, единственно важное, что есть в жизни молодого человека.
- Это плохо, - отвечает Генрих, заваривая в маленьком заварнике травяной отвар. И плохо, что Маргана не согласилась на успокоительные. Ей надо поспать, она могла бы поспать здесь, не одна, а Пул бы работал, ему надо работать и варить свои зелья, чтобы за гроши продавать их тем, кто не оценит и половину проделанное работы для их исцеления. Моргана правда, кажется, ценит его заботу. Во всяком случае приходит даже сюда. Впрочем, молодой человек знает, почему она приходит.  Генрих понимает, почему она пришла и сегодня. Понимает, потому что сам не раз приходил к ней по той же самой причине - чтобы не быть одному. Поэтому ей в сущности без разницы, как ее поприветствуют, а Генриху должно быть без разницы, что ему ответят. Они просто должно побыть в обществе друг друга. Но все же лучше бы Мор поспать, она очень плохо выглядит. Она теряет лицо. Теряет себя.
- Вот выпей, - Пул протянул гостье одну из черных чашек, а вторую оставил в своих руках и, придвинув стул, сел напротив. Еще минута внимательного взгляда, и молодой человек делает глоток обжигающего напитка. Он ничем не может ей помочь. Он не может помочь Мор, сестре, даже себе. Кому угодно, но не “важным”. Наверное, его правильно не приняли на стажировку в Мунго - какой он колдомедик? - Я работаю. Ничего не меняется. И вряд ли что-то изменится. У меня нет особых новостей. Прости. Мне нечего тебе рассказать и нечем тебя занять. Ты устала и тебе бы отдохнуть. По-настоящему. То, что ты сейчас называешь отдыхом тебя только изводит - я знаю. Вижу. - еще один глоток. На душе как-то противно. Генрих хотел бы сказать, что понимает чувства Морганы, но не хочет врать даже себе. Нет, не понимает, не может понимать полностью. Его собственные бесы более приземленные, более маггловские, более простые и понятные. - Ты пей. Это надо пить горячим, иначе смысл? Тут только травы, не переживай. Я знаю, что предлагаю тебе. Это все, что я могу предложить тебе, ну и эту каморку еще, естественно, - Генрих криво усмехается и допивает содержимое своей чашки одним большим глотком. Жидкость приятно обжигает внутренности, Пул ненадолго поднимает голову к потолку, но быстро  переводит взгляд обратно на Моргану. - Все же когда-то ты спала спокойно. Ты просто не помнишь. Тебе надо вспомнить и попытаться повторить. Легче станет. Такое чувство, что ты сама себя изводишь, еще и поэтому тебе не могут помочь. Все мы любим изводить себя, просто кто-то делает это более успешно. - еще одна грустная усмешка. Здесь уже Пул знал, о чем говорил. Были времена, когда и его мучила бессонница. Возможно, она бы мучила его и сейчас, если бы не белый маггловский порошок. Мерзкая гадость, которая делает жизнь чуть легче и ярче - без нее Генрих бы загнулся быстрее, чем дело идет сейчас.

+1


Вы здесь » VOX 1974 » прошлое » Лишнего не спросит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC