Выдержка из поста: Андромеда никогда не рассматривала любовь как какую-то ценность, но сам факт того, что ей нужно будет выйти замуж по расчёту немного раздражал. Ей бы хотелось больше свободы воли, больше выбора. Пусть не по какой-то там любви, но выбрать она сама хотя бы может? Об этом матери также не говорилось.
1974. В небе впервые появился символ, ужас которого волшебникам только предстоит понять совсем скоро. Несколько лет агитации, подготовки, тренировок и безрезультатных переговоров, и сила стала единственно понятным языком. Война теперь — не просто слово, что витало в воздухе, но новая реальность. Настоящее. Во имя будущего.

VOX 1974

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » VOX 1974 » настоящее » Каждому имеется, что скрывать [март 1974]


Каждому имеется, что скрывать [март 1974]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://www.trashtalktv.com/wp-content/uploads/2015/05/01-penny-dreadful-josh-hartnett-eva-green-0203.jpg
Пшемек & Моргана
каморка Генриха, окраина Косого

Мы, в общем-то, действительно не искали общения, и даже не пытались его каким-то образом тянуть из пальца. Внутренние демоны прошлого,
оставшиеся в настоящем, сами заставили задержаться, сделав случайность значимее, чем ей полагалось быть изначально.

+1

2

[indent] В Британии вести дела не сказать, что было привычно и просто, но Пшемек справлялся. Не было у него ни причин, ни права не справляться, да и не проиграть его жилку ни в дуэли, ни в партии плюй-камней, ни в принципе. Он привык крутиться, чтобы отвлекаться, и трдности на новом месте неплохо подстрёгивали делать это как можно оперативнее. Что и плоды свои уже начало приносить. О Пшемеке в очень узких и очень нужных кругах заговорили, причём не как об оборотне, не как о том, с кем лучше не махаться, но как о том, кто способен качественно выполнить не одну работу, так ещё и достать необходимые ингредиенты хорошего качества да по любимой цене. Если надо - даже словить самостоятельно. Потому уже и клиентская база, и некоторые связи наработаны. Среди них и лавки, и частные дома, и просто практикующие. Даже ведьмам и существам порой нужно то, что так просто не достать, и вот тут как раз приходился к месту Пшемек. Лютный вообще принял его на удивление открыто, мужчине нравилось это место. Оно простое, понятное и абсолютно честное во всех своих хитросплетениях, если в них разбираться. И чём-то похоже на его родину.
[indent] Но был среди всех прочих ещё и Генрих. Не сказать, что личность особенная, скорее странная, но уж точно выделявшаяся тем, какие именно дела связали этих двоих. Не только ингредиенты, но и знание о натуре Пшемека чуть больше, чем положено. И, что самое главное - это не страх перед этим знанием, но любопытство и интерес. Сам волшебник не казать, чтобы вызывал у поляка симпатию или доверие, но от общения с ним, как и от его пока что словесных экспериментов, как минимум ничего не терял. А там, опять же, и работка дополнительная подыскивалась, что позволяло не возвращаться к тяжёлым что тогда, что сейчас мыслям.
[indent] Сегодня он вот уже в третий раз должен был доставить какое-какие в прошлом живые ингредиенты. Кроме того, странно-маг говорил о том, что хотел бы провести небольшой эксперимент, для которого ему понадобится кровь Пшемека, а мужчина, само собой, пропустить подобное, оставив без внимания, не мог. Потому в заранее оговоренное время прибыл в каморку (не сказать, что сам арендовал нечто более приличное, если и вовсе не наоборот), где и должен был, что логично, найти нового знакомого-партнёра. Потенциальное присутствие кого-то ещё даже не обдумывал, в принципе не считая это чем-то важным. Генрих не походил на человека, у которого много друзей, потому едва ли об их общении вообще знал хоть кто-то. Кроме Морганы, разумеется. О ней Пшемек помнил как-то где-то на окраине памяти, но снова ничего толком не акцентировал (только странно, что вообще запомнил, обычно быстро выветривая воспоминания о женщинах как таковые, считая знакомства с ними малополезными и в потенциале даже деструктивными). До тех самых пор, пока в каморку дверь ему не открыла эта самая Моргана, а не странный-Генрих.
[indent] - А, оу. Добрый день, мисс, - увидев не того, кого ожидал, поляк тем не менее не то чтобы растерялся. Он уже понял, что эта волшебница едва ли не единственный живой человек в кругу общения Генриха, причём довольно близкий, потому её присутствие отчего-то не удивило. Хоть с подобными местами она, если честно, не слишком сочеталась. Нет, в ней тоже имелась некая... странность, однако осанка, выдержка, даже некая безуминка и сама её аура плохо сочетались с забитыми беспорядочными захолустьями. Она отличалась в этом и от Генриха, и от Пшемека, причём очевидно. Но тем не менее, была знакома с ними обоими. - Генрих, я к нему. У нас назначено дело. Я пройду?...

+1

3

Жизнь текла в своём русле, заставляя Моргану просто существовать. В том виде, в котором она могла. Насколько она могла. Насколько она могла, с каждый днём всё больше чувствуя захват её собственного тела и души тем существом, что поселилось в ней и никуда теперь уже не хотело уходить, а лишь распространялось в её организме, захватывая всё новые и новые ниши. Вопрос о том, когда тому удастся окончательно завладеть Мор, оставался открытым. Да, ей удалось убедить всех, а отчасти и саму себя, что всё в порядке, но всё было совершенно иначе и теперь, почувствовав ослабевшее давление вокруг самой Морганы, сущность взялась за прежние дела с новым рвением. Пока МакДугал удавалось справляться, но она слишком боялась того, что может произойти, если контроль опять уйдёт из её рук.

Сегодня для Морганы был плохой день, даже отвратительный, если уж так говорить. Сегодня напряжённость скапливалась в затылке, растекаясь из одной точки по всем конечностям, заставляя руки и ноги дрожать от напряжения. Мор нужно было срочно отвлечься, расслабиться, с кем-то поговорить. Вероятно, принять вновь тот дурман, что периодически давал ей Генрих, от которого было лучше, от которого сущность млела и будто бы засыпала на несколько дней. Кажется, опиум действовал на эту сущность куда сильнее, чем на саму Моргану. Последствия дурмана были ей известны, Пул не стал ничего скрывать, но девушке было всё равно, лишь бы почувствовать облегчение. Наверно, всё это сокращало ей жизнь, но вряд ли настолько, насколько могла бы сократить всё та же потеря контроля. Тогда бы ей грозил Азкабан, в которым Мор уж точно не прожила бы долго. Да и что за жизнь в тюрьме?

Не обнаружив Генриха дома, Моргана даже несколько опечалилась, потому что помощь ей нужна была прямо здесь и сейчас. Впрочем, обычно Пул надолго не уходил, наверняка должен был вернутся, а у неё всегда были ключи от его каморки. Странно, она столько раз звала друга жить с ней, но он постоянно отказывался, словно переживал, что его эксперименты могут её шокировать, но чего она там не видела? Ей было известно всё, что связано с Генрихом. Его желания, надежды и чаяния. Вряд ли её спугнёт то, что он может ей показать и иногда даже показывал. Но, вот негодяй, не хочет переехать в приличный дом, предпочитая именно это место!

Мор быстренько сотворила себе чая, постоянно дёргаясь и совершая какие-то ломаные действия. В плохие дни она была похожа на сломанную куклу с рваными движениями, состоящими из поворотов и углов. Ещё частенько закатывала глаза и делала движения головой, словно кто-то шептал ей что-то в ухо, а она пыталась отмахнуться. Странное поведение, ничего не сказать, даже в волшебном мире.

Когда в дверь постучали, Моргана дёрнулась, слегка пролив чай из чашки на себя. Ей только гостей не хватало, ведь это явно был не Генрих, тот вряд ли бы стал стучаться в собственную дверь перед тем, как её открыть. Девушка встала и проследовала к двери, распахивая ту. Лицо её в данный момент не выражало ничего, да и потом приветливее от узнавания не стало. Этот неприязненный ей Пшемек, с которым Пул связался по какой-то неосторожности, вызывал в Морган напряжение, всё в том же затылке. Но иного рода. Он не пугал её, таких как этот поляк, она не боялась никогда, но вызывал опасения логической стороны разума. От чего? Мор и сама не смогла бы сейчас ответить на данный вопрос. Она просто была уверена, что вполне скоро в будущем этот человек станет причиной многих проблем. В жизни Генриха, а может и в её собственной. Такое дело ей, разумеется, не нравилось.

- Добрый день, - голос звучал сухо, но в глазах Морган появился странноватый блеск, о чём она сама, конечно, не догадывалась. - Генриха нет, - И вам бы стоило уйти. - Но раз вы договаривались, то проходите, разумеется. - Она была образцом этикета и аристократического поведения, которым МакДугал учили с детства, но в данном месте всё это было мало уместно. Тем не менее, Моргана старалась вести себя вежливо, хотя в другие дни могла и вовсе не походить на интеллигентную барышню.

+1

4

[indent] Целью визита являлось дело с Генрихом, которое хотелось поскорее закончить и заняться другим. Причём, как ни странно, наверняка хотелось им обоим. Парадоксально, что они оба не были в восторге друг от друга, как и общаться желанием не горели, однако при этом уже не в первый раз виделись, даже дела вели совместные, а Генрих так что-то про науку заикался. Странная человеческая натура, а странность учёного, похоже, бывала заразной, что поляк и подхватил.
[indent] И вот вдруг выясняется, что Генриха нет. Несмотря на всё описанное и, в общем-то, факт того, что это нужно именно британцу, его, дракклы выдери, не было. Просто не было. Просто. Не. Было. Словно бы Пшемек больше всех спешил и искал с ним встречи, не имея, чем себя занять. Даже если в самой малой части оно и так, то всё равно сути не меняло.
[indent] "Генриха нет", - пропустил мужчина через себя несколько раз, ненадолго задержав воздух. Обречённо выдохнул, когда переступил порог. Не похоже, что ему рады, как и не похоже, что он сам рад. Но раз уж взялся дело делать, то лучше подождёт, доведёт до конца, а в следующий раз пускай Странный-Генрих сам к нему приходит, коли надо.
[indent] И почему, кстати, вместо него здесь была Моргана? Как-то почти запоздало волшебник задался этим вопросом, осмотрев её не слишком внимательно или пристально, но осмотрев. Любовной связи, как и родственной, у них вроде не имелось, как и вынужденного сожительства. Генрих знал, что ли, что его не будет, когда придёт Пшемек, и попросил девушку прийти, чтобы он не ушёл, так и не дождавшись открытия двери? Слишком заботливо для образа Генриха, конечно, но пускай будет подобный вариант. Он рассыпется на части совсем скоро, как понимал поляк, но и ладно. Опять-таки, снова, решил ведь подождать. А к не самой дружелюбной компании ему привыкать не надо было, кабаки и не такому научили. Моргана хотя бы не походила на выпивших сомнительных завсегдатаев подобных мест, да и в целом выглядела лицеприятные. Не только потому, что молодая женщина. Лахавски не слепой, даже если некоторые люди ему не слишком нравились. В противном случае едва ли бы запомнил так надолго, как волшебница выглядела.
[indent] - Судя по всему, о своих планах на встречу он ничего не сказал, - бросил мужчина то ли ей, то ли себе, то ли в никуда, обрисовав ситуацию. Да, из слов, как и реакции Морганы тоже, следовало именно так. Первая версия быстро и охотно посыпалась, оставив вопрос без ответа, как и не заданным в принципе. Глаза между тем обвели каморку, а сам он чудом ни на что не наступил, не споткнулся и не ударился. Не то чтобы вещей и мебели было много, но дело не в к количестве, а в порядке и расположении. Самому Пшемеку приходилось поддерживать чистоту в комнате, потому что оно помогало отслеживать чужое вмешательство, располагать и прятать артефакты, да и... если не получалось вовремя скрыться в полнолуние - оценивать ущерб. Стены и двери заколдовывать он уже научился так, чтобы не разносить. Для этого всего-то понадобилось сменить две комнаты из-за нежелания иметь дело с оборотнем. - Может, хоть когда вернётся сообщил? Хоть... что-то?

Отредактировано Przemek Lachowski (2018-04-10 20:22:31)

+1

5

Рука, лежащая на двери, остро чувствовала всю шершавость дерева, из которой та была сделана. Пальцы начали зудеть, желая захлопнуть дверь перед самым носом мужчины, но Моргана посторонилась, пропуская того вперёд. Пока он проходил мимо внутри что-то будто дёрнулось в его сторону, но девушка осталась стоять, почти не шевелясь, лишь почти белые губы, да пальцы той руки, что всё ещё держала дверь, выдавали в Мор ужасное напряжение. Что-то внутри неё радостно подскакивало от присутствия мужчины и самой МакДугал это дико не нравилось, ощущение складывалось такое, что контроль теряется. А в присутствии чужака этого никак нельзя было допустить.

- Нет, он ничего не говорил, - несколько раздражённо откликнулась Моргана. У неё теперь начало зудеть уже всё тело и требовалось немедленно отвлечься от внутреннего напряжения. Становилось жарко. Её узкое платье с пышной юбкой, которое раньше казалось таким аристократическим и уютным, защищало словно коконом, сейчас давило и раздражало. Моргана чувствовала как начинает задыхаться, потому ей пришлось расстегнуть несколько пуговиц верхней рубашки, лишь бы стало легче дышать. - Нет, - прошедшая к столу Мор, резко обернулась, глядя прямо на Пшемека. - Я его не видела, потому он ничего не сообщил. Не знаю, почему и куда он ушёл, если договаривался с вами. - Моргана облизнула пересохшие губы, вновь отвернулась и направилась к столу с чайником. На краткий миг девушке показалось, что она вот-вот упадёт в обморок, потому пришлось вцепиться в столешницу пальцами, которые стали похожи на двух пауков, настолько исказились черты тонких пальчиков Мор. Она вдохнула и выдохнула, беря себя в руки, стараясь вести себя как ни в чём не бывало.

- Чая? - Слегка сдавленно выдавила из себя Моргана, продолжая играть роль приветливой хозяйки, хотя со стороны это выглядело явно не так. К тому же, это был не её дом, можно было бы спокойно присесть, но тогда ей станет совсем плохо. Так, по крайней мере, казалось.

Дрожащими пальцами МакДугал достала вторую чашку, поставила её на стол, кое-как налила в неё чай. Зачем-то положила в него чашку, хотя сахара у Генриха вроде отродясь не водилось. Ложка очень звонко стукнулась о фарфор, чем вызвала всплеск дрожи по всему телу. Очередной. Сущность внутри обрадованно засуетилось, словно собака, ожидающая пока её выпустят на волю, казалось, что вот-вот завиляет хвостом.

Хватит!

Но мысленные увещевания не помогали. Было ясно как день, что она зря пришла сюда сегодня, а ведь можно было бы избежать многих бед. Главное, чтобы он не трогал её, иначе вызовет видение, либо что ещё похуже.

Моргана взяла чашку в руки, повернулась к мужчине с улыбкой и... выронила эту самую чашку на пол. Её руки сами собой безвольно вытянулись вдоль тела, голова запрокинулась назад, а глаза закатились, у девушки начинался самый настоящий припадок. По телу пробежала волна боли, от которой Мор дёрнулась и резко выдохнула, но она уже была где-то не здесь. Дыхание стало сбивчивым, тело подёргивалось и покачивалось, а глаза под веками бегали так, словно девушка видела какие-то видения. На самом деле, МакДугал вела внутреннюю борьбу, её видения проявлялись несколько иначе, сейчас же предстояло лишь удержать сущность на месте.

+1

6

  Таки-да, таки двум вещам поляк научился прекрасно: видеть, когда ему не рады, и игнорировать данный факт. Очень на деле помогало, когда имелось что-то, с чем необходимо было справиться. Экономило время, силы и симпатию, так сказать, хорошее настроение. Ибо, откровенно говоря, злым или агрессивным Пшемек по сути не был, но радовался людям нечасто, как и не слишком многие радовались ему. Зачем радоваться, когда вы ничего не знаете друг о друге и даже не пили вместе? Простая истина, в которую многие поляки до сих пор верили, конечно же несла в себе некоторый элемент дельной правды.
  - Вот как, понятно, - просто ответил, словив взгляд её глаз, чуть поведя плечами. Вот так коротко и просто. Всё ведь в самом деле понятно, она не знала, а что не знала, то ему знать не стоило. Хорошо, уже ведь понял, что время придётся потерять в ожидании.
  Вот сейчас, к примеру, мужчина прекрасно видел, что Моргана не в восторге от его компании. Глупо спрашивать, почему и из-за чего конкретного, потому что каков вообще мог быть ответ? Генрих странный, Моргана странная, Пшемек тоже не без своих странностей. Даже дело, по которому волшебник пришёл сюда, тоже странное. Бесперспективное немного, безысходное, как показывала история лечения оборотней, но всё-таки, но всё-таки. Девушка держалась в меру сдержанно, открыто не прогоняла, в общем-то даже следовала базовому этикету. Чай предлагала, вопросами не перегружала, фактически предложила просто подождать, пока Генрих придёт. Скажи она это чуть более отличным тоном и с иными жестами, так поляк бы вовсе внимания не  обратил, уставившись на заваленный около-магическим и просто хламом стол. Однако ни нужного тона, ни жестов не было, и его взгляд оттого уставлен на МакДугал. С ней всё в порядке? Что-то происходило? Она настолько не рада гостям? Если честно, Лахавски не понял, что именно пошло не так, как и пошло ли вообще.
  - Это было бы очень кстати, но только если вас не затруднит, - даже с некоторой осторожностью выдал, не понимая, какую именно часть тела изучали его глаза. То ли волосы, то ли напряжение в шее, то ли бледную, нездорово бледную кожу, то ли тряску, что отражалась на посуде едва уловимыми вибрациями. У поляка хорошее, острое зрение, к к и привычка временами замечать то, на что многие бы не обратили внимания. Слишком много существ и тварей он видел, слишком много раз бывал в опасности прежде, чтобы не делать подобного уже даже без указки собственному разуму. - Что-то не так? - всё-таки уточнил мужчина, откровенно плюнув на этикет и смотря прямо на волшебницу, когда та словно бы замерла, или вздрогнула, или изменилась, или испугалась - непонятно, что вообще Пшемек только что увидел. Просто уже в следующую секунду, стоило ему едва выговорить свой очевидный, пускай и немного бессмысленный, вопрос, свою посуду девушка выронила, и события начали развиваться, как принято говорить, стремительно да драматично. Только вот совсем уж не смешно, если быть предельно честными.
  Всё также не зная, что именно происходило, мужчина внутренне напрягся и встал на ноги, прежде успев было только-только присесть, чтобы не маячить перед глазами МакДугал слишком уж нарочито.
  - Моргана, с вами всё в порядке? - осторожнее прежнего, очень отчётливо и неторопливо спросил мужчина даже не моргая. Что-то внутри скребло, кричало, било по черепушке изнутри, предвещая нехорошее, опасность. Он уже понял, вообще-то, только о чём конкретно шла речь? Волоски на руках словно бы почувствовали прошедшийся по ним холод, и дело явно не в сквозняке. - Моргана?

Отредактировано Przemek Lachowski (2018-04-15 18:01:59)

+1

7

Моргана мысленно желала, чтобы этот мужчина ушёл, с другой стороны, она бы вновь осталась одна в этой каморке, что девушку никогда не радовало. Да, здесь было уютнее, чем у неё дома, но в одиночестве бывать она до сих пор не любила, эта привычка так и вбилась в неё с больницы. Самое смешное, что Моргана прекрасно обходилась без людей вокруг, была сильной, могла сама готовить, убирать и наслаждаться обществом книг, но теперь людское присутствие стало почти необходимым. Да такое, чтобы эти люди, желательно, ей не досаждали. Сами понимаете, достигнуть чего-то подобного было сложно, потому в данном деле её понимал только Генрих. Он помогал, когда то требовалось и был ненавязчив, если не был ей нужен в данный момент. Также поступала и она в его сторону, прекрасно зная, что у Пула бывают свои собственные "нервяки", когда ему нужно либо одно, либо другое. Пшемек же был чужаком для Мор, но, наверно, всё лучше, чем ничего. И всё-таки он раздражал её. Чужой организм, чужой запах, который она чувствовала довольно резко уже давно, чужие движения и чужое состояние, под которое нужно подстраиваться, заставлять себя впустить этого человека в свою жизнь, в которую он вошёл довольно наглым путём. Конечно, ничего этого поляк не знал и вряд ли даже догадывался, Моргане не в чем было упрекнуть того, потому как делал он это явно не со зла.

- Да, конечно, - не смотря на раздражение и плохое самочувствие, МакДугал всё-таки попыталась изобразить радушную хозяйку. Она действительно захотела сделать ему чай, угостить его чем-то, что может найтись у Генриха. Тот обычно держал что-то вкусное именно для Мор, потому как посещала его практически одна она, а парень хорошо знал, что девушка любит и любил, когда она хоть немного радуется, пусть и какой-то вкусняшке. В общем, Моргана очень старалась, но как-то не вышло.

Последующие вопросы она не услышала, потому что уже не слышала ничего, погрузившись в собственное тело. Чёрная тень мелькнула в сознании, заполняя Моргану, пытаясь вытеснить её собственное я. Нечто шершавое и мерзкое, отдающее гнилью, землёй и почему-то черепичной крышей. Отвратительное дыхание где-то рядом с ухом, хотя всё происходит лишь в голове.

- Я тебе сердце выжгу.

Сущность в бешенстве, что Мор не хочет выпустить её, она брыкается и визжит так, что закладывает уши, но МакДугал уверенно отшвыривает её назад и назад, стараясь забить как можно глубже. Чёрная слизь покрывает её с ног до головы, заглатывает, пытается навредить, уничтожить.

Хватит!

На этот раз что-то срабатывает именно так, как следует и Моргана, обессиленная происходящим внутри неё, падает на пол, не слишком уверенная в том, где именно находится. Кажется, кто-то подхватил её, не дав удариться головой или ей только кажется и она всё-таки ударилась, а теперь расплывающаяся вокруг кровь походит на что-то мягкое?

Запах. Острый запах животного, смешанный с другими, но вытесняющий из неё тот запах, другой, мерзкий. Моргана пытается успокоиться, вдыхая полной грудью, наслаждаясь этим запахом, стараясь наполнить себя всю им. В руке чувствуется боль, кажется, она всё-таки задела какие-то осколки, что-то влажное стекает по пальцам.

Девушка открывает глаза и видит перед собой лицо. Сначала кажется, что это Генрих, но лицо малознакомое, чужое, какое-то тревожное. Мор бьёт мелкая дрожь, так называемый "отходняк", ей становится чуть лучше. Это было слишком короткое происшествие, чтобы вдаваться в подробности, но эта тварь начинает всё чаще вытворять такое, а у МакДугал уже почти не осталось сил. Ей следует попросить Генриха вновь дать ей ту штуку, которой он накачивается. Это помогает убрать эту сволочь куда подальше.

Моргана старается сосредоточиться на лице Пшемека, её взгляд фокусируется, а дыхание успокаивается. Она всё ещё вдыхает запах и понимает, что он исходит именно от этого мужчины, рука сама собой оказывается на щеке Лахавски, а глаза внимательно изучают его собственные.

+1

8

Пшемек так и не понимал, что происходило. Он лишь замер, как волк, который готов сделать рывок в каждую секунду: укусить, убежать, подхватить, ликвидировать опасность или не вмешиваться. С Морганой внешне начало происходить что-то странное. Её глаза стали вовсе не её глазами, а тело словно бы боролось с чем-то. Он видел нечто похожее среди бабок и прорицателей на родине, как и в следствии от отравления - тоже. Но ведь с волшебницей ничего подобного: ей нечем и некогда было отравиться, а никаких факторов, способных вызвать предсказания, не было. Да и выглядело, и ощущалось это иначе. Он даже невольно как-то забеспокоился, запереживал, ему даже захотелось помочь, потому что поляк понимал - это ненормально. Их здесь только двое, и единственный, кто мог что-то для неё сделать, так это он. Правда, что именно не знал, даже близко не догадывался. Он же просто дракклов случайный визитёр, пришедший по драккловому делу, которое могло в драккловой перспективе дать ему шанс снова стать таким, как прежде! Но что-то в классике жанра пошло не так, и с этим необходимо было что-то да поделать.

Несколько раз окликнул Моргану, назвал её по имени, проверяя почву, если можно так сказать. Но она никак не реагировала, что подтвердило мысль о том, что девушка не в себе и по какой-то причине потеряла связь с внешним миром, сфокусировавшись на себе. Как долго это продлится? Пшемек и этого не знал, но наверное как-то резко прекратится, как и началось. Или нет. Просто опытный путь подсказывал нечто подобное, хоть оно никак не помогало на практике. Может только не паниковать.

И вот эта странная картина замирает. Поляк успел уловить момент, когда у девушки подкосились ноги. Вскочил на месте, подорвался и в рывке оказался рядом, успев подхватить Моргану до того, как та упала на пол. Крепко, немного испуганно. Волшебница могла оказаться агрессивной, ударить, невесть пойми что, но об этом думалось не в первую очередь. Лахавски заглянул ей в лицо, чтобы убедиться: это нечто более не тревожит, волшебница его слышала, она относительно в себе. Сам же замер, внимательно наблюдая, всматриваясь и сохраняя некоторое внутреннее напряжение.

- Моргана, вы... Вам лучше? - после паузы, когда дыхание волшебницы более-менее вернулось в норму, осторожно уточнил Пшемек. И для того, чтобы проверить, всё ли в порядке с ней, слышала ли она, как и, наверное, тишину стоило нарушить в принципе. Неправильно спрашивать, что это было, по крайней мере сразу, не первым вопросом. Не факт, что девушка захочет рассказать ему об этом в принципе, а настаивать пока смысла не было. Всё закончилось, оно не повториться? Спросив, Пшемек снова замолчал, рассматривая черты лица девушки с неожиданного ракурса. Та дышала спокойнее, и это тоже отмечал, как и немного расслабившееся в его руках тело. Рука её холодная, но поляк не испугался, не подскочил, не убрал её от своей щеки, и лишь поправил ей спавшие на лицо волосы, не отрываясь взглядом от её лица. Первое прикосновение при странных обстоятельствах.

Отредактировано Przemek Lachowski (2018-05-07 09:41:10)

0


Вы здесь » VOX 1974 » настоящее » Каждому имеется, что скрывать [март 1974]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC